logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

МБУ "ЦБС"

Ройлян Валерий

В 2014 году нам, туристам, попалась заметка режевского краеведа В.В. Токарева, где он ссылается на документы  из архива ГАСО о «гвоздарном производстве на р. Талица в г. Реж». Вот что в ней было сказано:

«Пришли земские специалисты, переписали гвоздарное заведение Степаниды Метелкиной на реке Талица.

Дом – стены из кирпича и бута… Колесо вододействующее -1 одно… Молотки гвоздарные с передаточным числом – 7 семь… Огней-горнов -5 пять… Ножницы – 1 одни… Плотина с водопроводным шлюзом… Амбарушка кирпичная… Сторожка деревянная… Угольник из жердей… Изба рабочая, амбар, погреб, баня из бревен в 4 вершка ( 17-18 см в диаметре ). Сруб бани на мху с предбанником, имеет пол и потолок. Крыша драньем. Высота бани 1 сажень ( 2,16 метра ). Скат с обеих сторон. Оценочная стоимость 2118 рублей 45 копеек.

В 1882 году это заведение (общей площадью 41 кв. сажени, примерно, 85 метров кв.) по Уставной грамоте выкупил Филипп Варфоломеевич Метелкин, екатеринбургский мещанин, у режевского крестьянина Спиридона Крюкова. А через год, в 1883 г., сама Степанида Метелкина – уже купчиха –  покупает усадьбу у Ушакова Егора Семеновича по улице Пановской,  49 в Реже.

Получив эту информацию, я вспомнил один урок географии в десятой  школе… Тогда нас, учеников 5 класса, повел учитель Мелентьев Владислав Афонасьевич на экскурсию на берег Талицы, как раз на это место! Увы, прошло очень много лет, и сейчас смутно пробиваются из памяти кусочки того похода… Уже позже, в 80-е, бывая тут, обращал внимание на рукотворный ландшафт –  насыпь и торчащие бревна из нее. Что это? Дорога и мост? Только странная дорога получалась –  упиралась в скалу. В никуда. И в 70-е и в 80-е территорию окружал глухой забор:  водоохранная зона скважины, качающей воду для нужд городка. Среди деревьев просматривался старинный дом. Но за забор нам, мальчишкам, дорога туда была заказана. Запретная для нас зона.

Прошли десятилетия. И вот – 2015 год. А что сейчас там? Вооружаемся фотоаппаратами и –  в путь.

Взору предстал сгнивший и упавший забор, точнее, его остатки. Остальное растащили «аборигены». Проход свободный. Видавший виды мостик через Талицу, неспешное течение речки… Вспомнилась картинка из детства: здесь мы ловили гольянов, собирали ручейников. Только из дамбы уже не торчат бревна…

Дом, стоящий в глубине территории, закрыт выросшими деревьями и кустарником наглухо так, что мешают обойти и сфотографировать со всех сторон.

Сам дом впечатляет своей вековой несокрушимостью! Так и есть: «…из кирпича и бута».  Деревянный пристрой из бревен сохранился в своем первозданном виде. А вот тамбур – сенцы –  уже перестраивали. Из всей усадьбы тех времен сохранился только дом да дамба.

Стоя на дамбе, я представил: тут был шлюз, а вот здесь – желоб, подающий воду на скрипучее водяное колесо, притуленное к гвоздарне… За стеной стучат молотки. На берегу прудка, раскинувшегося почти до самой железной дороги, стоит банька, в одну сажень высотой… Обернувшись назад, видишь возле дома бричку, запряженную парой  и управляющего, или даже саму Степаниду, которая что-то говорит своему человечку, водя пальцем по бумаге… У рабочей избы отдыхают свободные от работы люди… Потом пришла Советская власть,  все скомкала и перемешала: на месте гвоздарни было и бондарное, и мебельное производство. Позже пробурили скважину, и стала она насосной…

Сейчас гвоздарню окружил частный сектор, огороды подкрались к самой речке с чистой водой. Недалеко –  родник, куда ходят за водой пешком  с разных концов Гавани. И только могучие тополя,  свидетели столетних переживаний, охраняют эту безмолвную территорию старины…