logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

МБУ "ЦБС"

Где же ты, моя вторая мама?..

Где же ты, моя вторая мама?..
 
…Ребёнок, крохотный человечек доверчиво тянется к большому человеку, женщине, так похожей на маму. «Здравствуй! Кто ты?» – читается ей в бездонной глубине детских глаз. Женщина ласково и серьёзно смотрит на малыша и осторожно берёт его за ручку… Она – воспитательница, нежный и такой заботливый друг и защитник, она поведёт его по дорожке в загадочный мир, и доверчивый ребёнок засеменит неуклюже за нею на своих маленьких ножках…
Детская душа, она как хрупкая зелёная веточка, которую так легко изранить и сломить. Двадцать второго июня 1941 года на наш народ обрушилась война, пришла она, жестокая, и к советским детям. Военное лихолетье и фашизм не пощадили детства. Для моего поколения Великая Отечественная война уже история, а потому о ней мы знаем только из книг и кинофильмов. В старом фильме «Ленинградская симфония» моряк-балтиец застаёт в одной из квартир истощённого до крайности, укутанного в большой тёмный платок крошечного мальчонку, лежащего рядом с молодой мёртвой матерью. В полутёмной комнате исхудалое женское лицо выглядит белым и окаменевшим «Мама давно спит и не просит есть…» – жалобно лепечет малыш, он многого не понимает, но ему и плохо, и одиноко, и страшно. Тот, кто видел «Ленинградскую симфонию», тот сразу поймёт, почувствует, какие же это взаимонеприемлемые вещи – война и хрупкий детский мир.
Среди режевлян старших поколений история сохранила имена удивительных женщин, которые посвятили себя воспитанию самых маленьких детей в тяжелейшие военные годы, и которые с оружием в руках сражались за счастливое и безоблачное детство для своих милых воспитанников.
Совсем молоденькой девушкой, стройной голубоглазой красавицей, пришла однажды в детский сад никельзавода Катя Калугина. Весёлую, задорную воспитательницу сразу полюбили и дети, и родители, и педагоги. Екатерина Яковлевна всегда придумывала что-нибудь интересное, она могла увлечь делом и молодых, и старых. В 1942 году, передав первых своих малышей в школу, Екатерина Калугина ушла добровольцем на фронт. Она ушла для того, чтобы встретившись под жестокими бомбёжками и артобстрелами со смертью, вернуться в сказочный и бесконечно добрый мир детства и больше уже никогда не расставаться с ним. …В то утро её провожали не только взрослые, но и дети, её воспитанники. Уж как волновались они, чтобы не проспать и просили родителей разбудить их пораньше. С удивлением разглядывали дети непривычный наряд своей воспитательницы. С вещевым мешком за плечами она казалась им родной, близкой и в то же время какой-то чужой и странной. Малыши писали своей второй маме на фронт письма, конечно, не без помощи родителей, и она отвечала на них.
Когда отгремела война, Екатерина Калугина вернулась в родной Реж и ещё больше привязалась к своим маленьким друзьям. Какой радостью было гулять с детворой под мирным голубым небом, которое она завоевала своим оружием. В любимых трудах и заботах незаметно пролетели лучшие годы, да и вся жизнь. На груди у заслуженного педагога дошкольного образования блестели медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Тридцать семь лет воспитывала детей Екатерина Яковлевна Белич (Калугина) и на заслуженный отдых она уходила, будучи старейшим воспитателем в нашем городе.
В те суровые военные годы в Реже воспитывали детей Валентина Михайловна Токарева и Елена Григорьевна Клевакина. Ни о каких условиях для педагогического воспитания говорить не приходилось. Елена Григорьевна помнила детсад №1 гороно, в котором ей довелось трудиться. Небольшой одноэтажный деревянный домишко, и в нём одна только комната. Дети спали на полу, потому что негде было взять кроватки. В этой же комнате обедали и играли. Главным было уберечь детей от болезней, от голода, присмотреть за ними, пока родители самоотверженно работали для фронта. О выходных днях и отпусках тогда и не думали, все четыре года и жили-то в основном в садике; родители часто не забирали детей на ночь. А вторые матери, совершенно забывая о себе, старались сделать всё, чтобы детство ничем не омрачалось, и чтобы оно по-прежнему оставалось радостным, светлым и счастливым.
Валентина Михайловна начинала свой трудовой путь скромной нянечкой, и должность эта была особенно хлопотной в те годы. Ведь помимо всего того, что сейчас делают няни, тогда надо было самим бельё, одежду с каждого малыша постирать. Жить с воспитанниками приходилось в плохом обветшалом здании, и чтобы не мёрзнуть ребятишкам зимой, работники сами заготовляли дрова, привозили и разделывали их. А если заготовленного не хватало – женщины сами впрягались в тележку и возили с вокзала дрова. Картофель – в поле на сорок соток – тоже садили сами, и окучивали, и собирали урожай, и кормили всю свою беспокойную детвору. А чтобы повкусней устроить обед малышам, уходили в лес за грибами, ягодами, варили варенье. Тогда трудно – да и незачем – было понять, кто няня, а кто воспитатель.
Родина высоко и по достоинству оценила скромный подвиг Валентины Михайловны Токаревой. В 1946 году эта сильная русская женщина была представлена к медали «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», а в 1966 году её наградили почётным знаком – «Отличник народного образования» Тридцать лет отдавала Валентина Михайловна своё сердце детям. С таким же педагогическим стажем ушла на отдых и Елена Григорьевна Клевакина, заслужив любовь и уважение у режевлян. Тысячи детей прошли через её тёплые заботливые руки, скольким из них она передала любовь к Родине, к труду, доброту и ласку своей щедрой души.
Много всего переделали в ту пору золотые женские руки, чтобы ребятишкам жилось тепло и сытно. А чтобы ещё и весело – воспитатели сами мастерили скромные игрушки из картона, газетной бумаги, лоскутков ткани, и прочего подручного материала, сами и красили свои поделки, засиживаясь порой за этим делом до полуночи. Негде и не на что было купить настоящих игрушек. А ребёнок – всегда ребёнок, и даже если где-то бушует война, он искренне радуется самой простой, но яркой безделице. Всё, что окружает малыша, должно быть красиво: для своих детей воспитательницы и няни озеленяли и облагораживали участок. Воду для поливки носили вёдрами, как в старину, на коромысле, да и для хозяйственной нужды точно так же. Да и после войны не сразу всё наладилось. Слишком уж тяжело было народу нашему подниматься на ноги.
Много светлых и прекрасных дней, вдохновенного и радостного труда подарила всем этим женщинам судьба, но прежде всего этого была война. На войне, в страданиях и лишениях, особенно раскрывается красивая человеческая душа. А у настоящего воспитателя, наставника, большого друга она не может быть другой.
Пестов Д.Л. экскурсовод
МБУ «Режевской исторический музей»