logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

МБУ "ЦБС"

Герои Отечественной войны 1812 года

Герои Отечественной войны 1812 года
 
«Родной Урал, нас взрастил ты, по долинам твоим скакали мы. Ой, родина, моя красавица! Уничтожив врагов, как диких зверей, мы вернулись с победой к тебе, родной!»
(Из башкирской народной песни о войне 1812 года).
В 1812 году российские люди встали на защиту родного Отечества. Ушли «воевать француза» и уральцы – солдаты Екатеринбургского и Уфимского регулярных пехотных полков, Екатеринбургская горная воинская команда, Оренбургский драгунный полк и башкирская конница, нижнетагильские крепостные ополченцы заводчика Николая Демидова, добровольцы из Туринска.
Эта статья посвящена уральским воинам, прославившим российское оружие в Отечественной войне 1812 года, и тем военачальникам, чей боевой путь соединился тогда с ратным подвигом наших земляков.
Александр Иванович Остерман-Толстой – это тот генерал, под началом которого Екатеринбургский полк одним из первых принял на себя удары превосходящего врага и прикрывал собою отступавшие к Смоленску и Бородину наши войска. Екатеринбургский пехотный полк стойко сражался на Бородинском поле и защищал Курганную высоту, по-другому именуемую батареей Раевского, ключевую позицию всей баталии. Остерман-Тол-стой личным примером вдохновлял своих солдат на воинские подвиги. Когда наполеоновские полчища обрушились на Курганную высоту и над её защитниками нависла грозная опасность, 4-ый корпус Остермана выступил на помощь. Вместе с другими полками уральцы прорвались через заградительный огонь, вошли в первую линию обороны и приняли на себя тяжелейший натиск французов. Рядовые Яков Белоусов, Сергей Григорьев, Козьма Фошин, Иван Коваленко – «сии воины отменно храбры были и долг свой исполняли усердно, давая достойный пример храбрости своим товарищам». Что же ещё мы знаем о них? Как только началось Бородинское сражение, они «добровольно вызвались охотниками в стрелки, весь день находились в жесточайшем огне, будучи контужены картечью, придя в себя, продолжали поражать неприятеля, кто ружейным огнём, а кто и штыком, до самого окончания побоища».
Враги непрерывно штурмовали Курганную высоту. Оглушительно гремела артиллерия, пушечные ядра рыли землю, сметая и воинов, и лошадей. В горьком пороховом дыму шагали легионы французской пехоты, лихо мчались кавалерийские эскадроны. И вот неприятели всё же ворвались на батарею Раевского. Казалось бы, ещё немного, и французы пробьют в наших войсках брешь, выйдут русской армии в тыл, обойдут её позиции и тогда… Видя всё это, Алексей Петрович Ермолов повёл за собой в атаку 3-ий батальон Уфимского полка и оренбургских драгун. «Неприятель защищался жестоко, но ничто не устояло противу русского штыка…и в четверть часа батарея была во власти нашей», – скажет потом в своём донесении Александру Первому фельдмаршал Кутузов. Долгое время уральцы удерживали за собой высоту и стояли насмерть, пока не подошли к ним подкрепления. Многих из них благодарная Родина наградила за этот бой, а батальонное знамя ныне покоится в Зале славы Эрмитажа.
О генерале Ермолове восторженно отзывались многие современники, в том числе А.С. Грибоедов, написавший о нём: «Патриот, высокая душа, замыслы и способности точно государственные…» А.С. Пушкин навестил Ермолова (бывшего уже в отставке) по дороге на Кавказ в 1829 году. В память о прославленном полководце одна из улиц Москвы носит его имя.
О Николае Николаевиче Раевском, исключительно одарённом русском военачальнике, человеке высокой чести сам Наполеон произнёс однажды: «Этот генерал сделан из того материала, из которого делаются маршалы» Друживший с семейством генерала Раевского А.С. Пушкин писал о нём: «…Памятник 1812 года; человек без предрассудков, с сильным характером и чувствительный, он невольно привяжет к себе всякого, кто только достоин понимать и ценить его высокие качества…»
Вместе с русскими людьми за дорогое сердцу Отечество сражались марийцы, мордва, татары и, особенно, башкиры. …Мчался в бою башкирский батыр, в красном или синем сикмене, расшитом позументами, железной кольчуге, стремительный и неудержимый, как степной ветер. И сурово разил он врагов своею сюнгою (пикой), жалил острыми стрелами.
Народ российский в том великом испытании являл собой блестящий пример всеобщего национального единения. Башкирские батыри (богатыри) покрыли своё оружие большой славой и вошли в мировую историю как прекрасные воины. На Отечественную войну 1812 года Башкирия отправила, по разным данным, от восемнадцати до двадцати конных полков, лучшие из них с честью называли себя именем Салавата Юлаева. Сам башкирский народ вооружал и снаряжал своих витязей. Башкирские кочевья собрали много ценных подарков для армии, среди которых самым лучшим были сильные и выносливые кони. Российское военное командование послало нашим землякам благодарственное письмо, опубликованное потом на тюрко-татарском языке. И говорилось в нём, что армия российская «шлёт привет и выражает глубокую благодарность башкирскому народу за проявленную им самоотверженность и преданность стране».
Атаман Донского казачьего войска Матвей Иванович Платов был самым известным и почитаемым у европейцев русским генералом. Сподвижник великого Суворова, герой Измаила, бравый атаман стал героем народных песен и сказаний. Кто же не знает сказа о тульском косом Левше и о подкованной блохе? Во время визита императора Александра Первого в Лондон англичане настолько почтительно отнеслись к Платову, что даже выбили в его честь памятные медали. Однажды Платов, – а было это в самом начале Отечественной войны, – чуть было не взял в плен самого Наполеона! Башкирские удальцы так полюбились казачьему атаману, что он отобрал из них целый отряд и держал их при себе неотлучно.
Великие события 1812 года, известные нам из истории, только кажутся частью далёкого прошлого. Они когда-то повлияли на судьбы нашего Отечества, и – кто знает? – как сложилась бы история России без политого кровью героев истерзанного русского поля, без удивительных подвигов тысяч знаменитых и безымянных воинов, в том числе и сыновей седого нашего Урала…
Пестов Д.Л., экскурсовод,
МБУ «Режевской исторический музей»