logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

Новые открытия

Панов Сергей Борисович (г. Реж, Режевское историко-родословное общество)
 
Новые открытия 
Старообрядчество, как историческое наследие России, – это целый пласт. А на хребте Уральском так этот пласт можно сравнить с самоцветной полосой. Вроде сверху присыпано, а чуть вглубь копнёшь и целые залежи исторического, культурного и духовного наследия наружу выходят. Особое место в этом ряду на Урале занимает старообрядчество.
Работал в архиве по Режевскому заводу, а чуть расширил круг до территории Режевской волости конца XIX века, и новые открытия – в сёлах Останино и Арамашка были старообрядческие общины, а, значит, и была древлеправославная вера, старорусский уклад жизни и культура. Сейчас до села Арамашка, раскинувшегося по берегам небольшой речки Рассоха, от города Режа тридцать минут езды по хорошей асфальтированной дороге. Село Арамашка входит в территорию Режевского городского округа. По приезде в село зашёл в местную администрацию. Ольга Тимофеевна Глинских, Добрынина Алевтина Ивановна радушно приняли, помощь оказали и со знающими людьми свели. Сухие строки архивов передали, что в 1902 г. в этом селе было две общины староверов общей численностью 116 человек: «австрийцы», как и до сей поры их здесь называют представителей Русской Православной Старообрядческой Церкви и беспоповцы – «часовенные». «Австрийцы» ходили на службу в село Южаково, а беспоповцы в своей Арамашевской часовне молились. Часть сруба часовни и до сей поры сохранилась. О селе Южаково этой «Святой Земле» для наших предков рассказ отдельный, расположено это село на стыке границ Режевского, Алапаевского, Невьянского и Пригородного районов.
В селе Арамашка староверы селились компактно – в верней части села. До наших дней сохранилась небольшая часть домов улицы староверов. Некоторые дома сохранили архитектуру, и своеобразный облик подворья уральских старообрядцев начала XIX века. Всё, что угодно, я мог предполагать при приезде в село Арамашка, но то, что увидел, меня поразило. Среди поля, как «оазис» в пустыне, в полутора километрах от села стоит обсаженное старыми лиственными и хвойными деревьями старообрядческое кладбище овальной формы в поперечине не более двухсот метров. Обихоженное кладбище обнесено исправной оградой. На могилах скромные по деревенскому обычаю осьмиконечные кресты и много цветов. Но, самое главное, оно действующее! Хоронили на нём и сейчас хоронят только старообрядцев, потому и имеет среди местного населения название «Кержацкое». На нём последние захоронения старообрядцев двух-трёхгодичной давности, хоронят и с дальней округи старообрядцев – Егоршино, что в 40 километрах. В первый мой приезд не удалось мне побывать на кладбище – местные сказали: «Дорога, мол, снегом переметена», а во второй мой приезд и дорога прочищена, и никто отговаривать не стал. Берегут наследие предков от посторонних арамашевцы. В лихие годы XX века сумели сберечь, не дали распахать свой погост, и поклон им за это.
Шёл я с большой осторожностью, под снегом мог наступить на старое надгробие. Кладбище это по рассказам одного из самых старых жителей Арамашки – Бачининой Екатерины Григорьевны «новое», хоронить здесь стали с начала XX века, а со старого «кержацкого» кладбища останки своих родственников перезахоронили. Много всего за свои девяносто два прожитых года видела на своем веку Бачинина Екатерина Григорьевна, в девичестве Манькова, и мне поведала. В селе до середины XX века проживали несколько больших фамильных родов: Латниковы, Чернышовы, Бачинины, но больше всех был род Маньковых. Со времени основания села население занималось хлебопашеством, по шесть рабочих лошадей да пара на выезд во дворах было. Крепкие хозяева в селе были. Мололи муку на двух мельницах да корм травяной по особому рецепту на продажу делали, лён для себя сеяли. Зимой подрабатывали на Режевском заводе, кто извозом, а кто на заготовке угля. Одни Маньковы были часовенными, а другие перешли в «Австрийскую веру», другие в никонианство, как и почему Екатерина Григорьевна не помнит, а сама хоть и не старообрядка, всех староверов по именам и кто где жил, и когда умер, знает. «Очень строго себя блюли» – говорит – «часовенные чужих во двор не пускали, а при нужде, всегда оказать помощь готовы были».
Уходят из жизни старые поколения старообрядцев, а молодые частью уезжают, а ближайший старообрядческий храм в Невьянске за 120 вёрст. Но всё же есть уверенность, что культура и духовное наследие старообрядцев живут и передаются из поколения в поколение, особенно в сёлах уральских, где и уклад жизни другой и архитектура не так исковеркана, как в городах, да и отношение к своим предкам и истории более бережное. Пример тому – Баранча; Шамары; Пристань; Русская Тавра; Южаково, а сколько ещё предстоит сделать открытий в пределах только нашей области.