logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

МБУ "ЦБС"

След на реке времени

След на реке времени

Река времени… Медленно и величаво несешь ты свои воды. Год за годом проходят через твое неостановимое течение. И плывут по реке лодки человеческих судеб. Они разные. Снуют маленькие челноки никчемных жизней. Торжественно проплывают, сияя огнями, корабли ярких биографий, обращая на себя внимание всякого смотрящего. Порой очень недалеко удается проплыть лодке, рано обрывается жизнь человека, но след на воде не исчезает десятилетиями, так как память людская не дает ему уйти в небытие…

В уральском городке Туринске в 20-х годах прошлого столетия жила обычная семья Мальцевых. Новую большевистскую власть приняли как свою. Тем более, что наделили семью землей. И только было стали хозяйствовать, начался период репрессий. В 1930 году Мальцевых раскулачивают. Иван Александрович, не выдержав свалившейся беды, заканчивает жизнь самоубийством. В апреле 1931 года его сын и сноха Петр Иванович и Мария Михайловна после раскулачивания должны были быть выселены из района. Петра Ивановича арестовывают. Чтобы спасти детей, его жена оформляет развод и меняет фамилию на Шаврину. Больше она никогда не увидит своего мужа, а дети отца. Где он похоронен, не знает никто. ГУЛАГ не церемонился с врагами народа. В 1933 году в бескрайней уральской тайге, близ Ивделя, где тогда руками заключенных строилась железная дорога, нашел свое последнее пристанище русский крестьянин Петр Мальцев. Детям от отца осталась лишь фамилия да небольшая фотография на память. Сколько таких судеб на великой Руси?

Мария Михайловна к тому времени уже много лет проработала на туринской почте. Ей, квалифицированной телеграфистке, пришлось в свое время принимать телеграммы о первых большевистских декретах и смерти Ленина в 1924 году. Как выжить, имея пятерых детей? Она уезжает в село Коркино, что неподалеку, где стала работать заведующей почтовым отделением.

Старшего сына в семье звали Николай. Окончив девять классов, он стал учителем сельской школы. Преподавал физкультуру, рисование и математику. Был увлеченным спортсменом, занимался лыжами. Имел очень сильные руки, мог подолгу ходить на них. Проезжал, опираясь только на руки, на велосипеде от деревни Бор до Коркино, находившихся на расстоянии 1,5 км друг от друга. Николай хорошо рисовал, играл на всех музыкальных инструментах, бывших в ходу в деревне. Была у паренька заветная мечта — поступить в летное училище. Но путь туда ему был закрыт. Не взяли из-за биографии.

Перед самой войной, в апреле 1941 года, Николая призвали в армию. Стоя на подножке вагона в Туринске, Коля сказал: «Мама! Не плачьте. Отслужу и вернусь». А бабушка Наталья все время плакала, словно чувствуя душой недоброе. Служил в Каменец-Подольском, на границе с Румынией. Писал оттуда матери несколько раз. Знала семья, что стал он военным связистом. А потом писем не стало. Не находила места себе мать, писала запросы в архивы. Оттуда отвечали, что пропал без вести. Без вести… Ужели станет, что и без памяти?

До 1943 года о судьбе Николая Мальцева ничего не было известно. А когда советская армия освободила Украину, на далекий Урал пришла по почте весточка. На почтовом отправлении незнакомый почерк. Вскрыв бандероль, Мария Михайловна Шаврина обнаружила в ней часы своего сына и записку на куске обоев со знакомым почерком Коли. Тут же лежало сопроводительное письмо. Написал его Павел Матвеевич Козаченко, бухгалтер из украинского райцентра Новоархангельска Кировоградской области. Он сообщал, что красноармеец Николай Мальцев геройски погиб в 1941 году на окраине их села. Павел Матвеевич обнаружил у ручья его мертвым, у солдата не было документов. Лишь записка в кармане: «Я, красноармеец Николай Мальцев, бежал из немецкого плена. Продолжаю воевать за Родину. Если погибну, сообщите моей матери по адресу». А далее — уральское село Коркино Туринского района Свердловской области.

Фашисты не позволяли хоронить солдата. Только с наступлением ночи украдкой его тело удалось закопать на берегу ручья. На дно могилы постелили лишь сухое сено. Всю оккупацию семья Козаченко хранила записку погибшего солдата. А потом сообщили о его гибели родным на Урал.

Очень долго переписывались украинская и русская семьи. Все сыновья Козаченко воевали. Николай Павлович пропал без вести. Василий Павлович после войны стал писателем, депутатом Верховного Совета Украины, долго шли на далекий Урал посылки с его книгами, даримыми семье Мальцевых с каждым выходом из печати.

Иван Павлович стал директором школы. Павел Павлович — учителем. Анатолий Павлович, самый младший, которому в 1941 году было лишь четырнадцать лет, всю оккупацию прятался от немцев, чтобы не депортировали в Германию. А в конце 1943 года после освобождения Новоархангельска в возрасте шестнадцати лет ушел воевать с действующей армией. Горе, война, смерть сблизили две далекие советские семьи, познакомили их заочно.

Остальные дети Марии Михайловны Шавриной, несмотря на тяжелое время, сумели получить образование. Вера, тоже воевавшая на фронте, после войны окончила химический факультет УрГУ, София — механический факультет УПИ. Неля выбрала профессию учителя. Виктор стал военным, служил в авиации. Его сын Николай, названный в честь погибшего на фронте брата, а затем и внук стали офицерами, появилась военная династия Мальцевых.

В 1951 году Мария Михайловна переехала в Реж. Жила по улице Осиновской в небольшом деревянном домике, где всегда царила атмосфера сердечной доброты. Работала на режевском телеграфе, который находился в бывшем особняке купца Меньшикова по улице Партизанской. Она очень быстро завоевала авторитет среди всего коллектива городской почты своими человеческими качествами и профессиональным мастерством. В 1957 году за 40—летний безупречный труд телеграфистка режевского узла связи М.М.Шаврина была награждена орденом Ленина.

Дружная семья Мальцевых-Шавриных не могла забыть о гибели своего брата. В 1966 году София Петровна решает ехать на Украину. Увиденное потрясало. В каждом селении — огромная братская могила. И было понятно, что о павших героях через двадцать пять лет мирной жизни украинцы помнили. В сельской школе существовал пионерский отряд имени Николая Мальцева, который при приезде гостьи с далекого Урала быстро собрался. О геройской гибели солдата выпускники школы писали сочинения. Не раз еще приезжала София Петровна в Новоархангельск, где её неизменно радушно встречали. До настоящего времени не рвутся связи уральской семьи и жителей Новоархангельска. С Украины идут письма от учителей, бывших пионеров отряда имени Николая Мальцева. Они сообщают, что на братской могиле всегда есть свежие цветы, вот только огонь памяти теперь не вечный. Лишь по праздникам есть возможность его зажигать. В сельской церкви ставят свечи за погибших воинов. До сих пор продолжается переписка между семьями павших в

Новоархангельске солдат.

Оказалось, что совсем рядом с Николаем Мальцевым воевал поэт Евгений Долматовский. После войны он напишет книгу воспоминаний «Зеленая брама», где расскажет о тяжелых геройских боях советских солдат на украинской земле. даже лес менял свой облик там, где шли бои. Порой вместо желанной прохлады опалял он зноем жаркого солнца, потому что вся листва на деревьях была сорвана многочисленными выстрелами из всех видов оружия. У всех воевавших солдат, а их было в этом районе около семисот человек, при опасении окружения немецкими войсками были собраны документы. Их закрыли в небольшой сейф, который закопали на одном из бескрайних украинских полей. Он до сих пор не найден. Только у одиннадцати погибших там солдат известны имена. Немногим удалось выйти живыми из огня. Среди них был Евгений Долматовский. София Петровна побывала в гостях у поэта в Москве, на Фрунзенской набережной. Затем завязалась переписка. В память о знакомстве гостья с Урала подарила малахитовую шкатулку в форме книги с золоченой гравировкой «Зеленая брама».

Так что же, никто не помнит погибших там, в Зеленой браме солдат? Неправда. Память о них живёт в их семьях и в сердцах местных жителей, которые до сих пор 22 июня отмечают день вдов великой войны. И только кажется новым политикам, что Украина и Россия разделены. Их связь настолько глубока, что мода на самостоятельность её не разрушит. И плывут по Реке времени семьсот лодочек, и каждая имеет свой след, и не затеряется он в бескрайних её водах еще долго.


Н. Медведева