logo
Муниципальное бюджетное учреждение
«Централизованная библиотечная система»

МБУ "ЦБС"

Елизавета Ушакова: повесть о земской учительнице

Елизавета Ушакова: повесть о земскойучительнице

Школы… Вы долго храните память о своих выпускниках, они посещают вас ежегодно, стараются не потерять связь с вами и между собой, делятся успехами и достижениями. Почему-то меньше везёт в этом отношении учителям. Бывает, уже никто и не помнит имён тех, кто работал в школе 60, 70 лет назад. А уж про столетний срок и говорить не приходится.

Голендухинская начальная школа в этом смысле – счастливое исключение. Здесь знают и помнят о двух молодых учительницах, работавших в её стенах чуть ли не с самого основания – Елизавете Андреевне Ушаковой и Софье Алексеевне Троицкой. В 2007 году у школы – вековой юбилей, и есть повод вспомнить о людях, стоявших у её основания.

Е.А.Ушакова родилась в Режевском заводе 10 апреля 1892 года. Состоятельная семья её родителей могла себе позволить дать образование одному из детей. Сначала было решено учить старшего сына – Ивана Андреевича. Родители хотели видеть его священником. Но Лиза была очень способной. И окончательный выбор отца пал на неё. Для женщины большого выбора учебных заведений тогда не было. Это сейчас для нас привычны женщины-инженеры, бухгалтеры, врачи, агрономы и даже военные. Для Лизы была лишь одна дорога – учёба в Екатеринбургском женском епархиальном училище, готовившем учителей для начальных школ. Образование по тем временам очень солидное. Достаточно сказать, что в то время в этом учебном заведении преподавал П.П.Бажов. Он пришёл работать сюда в должности учителя русского языка и литературы. Павел Петрович очень любил свой предмет и умел эту любовь передать своим ученицам. На уроках не было зубрёжки, страха перед учителем. Он подбирал примеры из басен Крылова, произведений Пушкина, Лермонтова, Толстого. Ученицы любили его. Кстати, и женился потом П.П.Бажов на одной из своих воспитанниц.

Сохранилась открытка, датированная 1908 годом, с изображением здания епархиального училища, которую Елизавета Андреевна отправила родителям в Режевской завод. Жизнь воспитанниц была насыщенной. Это не только лекции, но и постоянные обязательные посещения церковных служб (училище епархиальное, выпускницы будут работать в церковно-приходских школах, строжайшее почитание законов церкви – их обязанность).

Учёба закончена, и Елизавета Андреевна вместе с подругой Софьей Алексеевной Троицкой приезжают работать в Глинки, а затем в деревню Голендухину (именно так  они именуются на почтовых открытках того времени) и начинают служить в земской школе.

Глинская школа существовала уже более 50 лет. В 1856 году она открылась как церковно-приходская. В 1872 году становится земской. В 1907 году от неё отделяется Голендухинская школа. Программа обучения в земских училищах была шире, чем в церковно-приходских, за счёт уроков объяснительного чтения, на которых учителя давали детям знания по истории, географии, природе страны, поясняли непонятные слова и выражения. По желанию учителей или родителей могли вводиться занятия рукоделием, рисованием или ручным трудом. В отличие от духовного ведомства, стремившегося через школу воспитать тип крестьянина, глубоко верующего и соблюдающего основные догмы православия, земство видело в школе инструмент просвещения, искоренения предрассудков, невежества в народной среде, воспитания интереса к чтению, познанию мира. Здесь использовались лучшие учебники «Родное слово» и «Детский мир» К.Ушинского, книги Л.Толстого. Применялись передовые, прогрессивные методы обучения, например, звуковой, позволявший детям месяца через два начинать читать, земства проводили педагогические съезды, на которых обсуждали наиболее важные вопросы школьной жизни, пропагандировали новые методы обучения, организовывали краткосрочные уездные учительские курсы. Пермская губерния, к которой тогда относилась территория теперешнего Режевского района, занимала первое место в России по числу сельских земских школ и учителей.

Не сразу молодые учительницы привыкают к новому месту. Самая большая проблема – потеря привычного круга общения. Вокруг в основном неграмотные крестьяне, чьих детишек им предстояло учить. Квартирная хозяйка по простоте душевной говорила: «Что это Вы, Елизавета Андреевна, всё вечерами дома сидите? Сходили бы, прогулялись по деревне. Глядишь, знакомство бы какое завели. У нас ведь тоже кавалеры имеются и тоже в калошах ходят».

Простой крестьянской женщине казалось верхом воспитанности и интеллигентности ношение калош, а Лиза думает совершенно о другом. Находились поклонники у неё и в Режевском заводе. Например, сын богатого купца Ф.Богатеева. Лавка «Бакалея, колониальные товары», построенная Богатеевым, кстати, до сих пор верно служит режевлянам. В ней по-прежнему располагается промтоварный магазин в центре города. Но любит Лиза блестящего молодого человека Константина. К сожалению, теперь уже невозможно установить его фамилию. Он всё время в служебных поездках по России. Почта приносит от него открытки из Читы, Иркутска, Новониколаевска, Красноярска, Томска. Роман в письмах продолжается несколько лет.

Чем жила сельская интеллигенция того времени? Общением. Елизавета Андреевна ведёт активную переписку с подругами по училищу. Приходят письма из Сысертского и Невьянского заводов, Черемиски, Першино. Учителя тогда активно участвовали в подготовке любительских спектаклей, каждый из которых становился событием. По воспоминаниям голендухинских старожилов, в школе для этих целей специально была построена сцена. И один из крестьян, Степан Петрович Голендухин, чтобы вечерами уходить на репетицию очередного спектакля с женой, прял вместе с нею лён, чтобы отработать трудовую повинность перед семьёй. Так велика была тяга к прекрасному.

Учителя ездили к друзьям на прослушивание граммофона. Могли позволить себе и дальние поездки. Например, в 1911 году Елизавета Андреевна сообщает родителям о своём посещении Ясной Поляны. С большим восторгом она вспоминала о посещении в Москве концерта Александра Вертинского, вошедшего в российское искусство и литературу в предреволюционные годы. На протяжении всего концерта восторженная публика стояла на ногах, настолько эмоционально насыщенным было выступление великого поэта, артиста, композитора, обладавшего ярким талантом.

Быт учительниц был обустроен по тем временам хорошо. В 1911 году земство построило новое школьное здание. В нём была предусмотрена и квартира для учителей. Во дворе школы были конюшня, дровяник, баня, овощная яма, колодец. Содержалась корова. Елизавета Андреевна могла запрячь любую лошадь. Сказывалась сноровка, полученная ещё в детстве. У её отца в Режевском заводе было одно из самых крупных поголовий лошадей.

1917 год. В России меняется всё. В глубинке кардинальные изменения происходят обычно несколько позже, чем в столичных городах. Советская власть в Голендухино устанавливается в 1918 году. С.А.Троицкая и Е.А.Ушакова продолжают ещё работать. Но в 1923 году «классово чуждые» учительницы отстраняются от преподавания. Только подушка знает, сколько выплакано в неё слёз. Завтра наступит утро, а в школу идти не придётся. Не услышишь привычного детского гомона, не будешь читать неумелые каракули, не ответишь на привычное «Почему?». Ты не нужна. Ты – враг. Те, кто принимал решение об отстранении учительниц, вряд ли учились у Бажова, видели Вертинского, зачитывались Толстым. Скорее всего, они даже и не знали об их существовании. Но система ценностей поменялась. Пусть в школу придёт полуграмотный учитель новой формации, зато бедняцкого происхождения. Как он будет учить, вопрос второй.

О, сколько нам потом говорили по телевидению о практике запрета на профессию в странах Западной Европы. Как смаковали это явление политические обозреватели в СССР. Попирается-де свобода личности. И никто словно и не помнил, что в нашей стране эти безобразия творились в ещё более грандиозных масштабах. Впрочем, всё осуществлялось с благими намерениями. Сначала «разрушали до основания», потом строили «свой, новый мир». Позже некоторое время в Голендухино учительствовала Анна Ивановна Гамалицкая. Но и её сняли с преподавания. Причина заключалась в том, что отец учительницы был священником.

Революция и последовавшая за нею гражданская война разрушают и личную жизнь Елизавет Андреевны Ушаковой. Есть сведения, что Константин становится белым офицером, воюет в Сибири. Далее связь с ним прерывается. Навсегда. Какова его дальнейшая судьба? Быть может, попав в Шанхай, он слушал концерты уже эмигранта Вертинского или благодаря коммерческой хватке перебрался в Америку и там открыл свой новый бизнес, или настигла его большевистская пуля в сибирской тайге где-нибудь под Иркутском. У кого теперь узнаешь? Нет ответа на вопросы.

А подруги-учительницы уезжают в Екатеринбург. Устроиться по специальности нельзя. Елизавета Андреевна работает в Уралпросе. И часто с Софьей Алексеевной они посещают театр оперы и балета. В 1924-1932 годах на его сцене блистала замечательная певица, меццо-сопрано, Фатьма Мухтарова. Так о ней отзывались современники: «Из певиц на первое место надо поставить Ф.Мухтарову. Яркая, экзотическая актриса, превосходная Кармен, Далила, Амнерис, она чрезвычайно импонировала публике во всех спектаклях». Молодые женщины становятся поклонницами актрисы. И дружба продолжается более 30 лет. После отъезда Мухтаровой в Тифлис, а далее в Баку продолжается активная переписка. В 1956 году Елизавета Андреевна Ушакова едет на встречу с любимой Актрисой в Ессентуки, где они вместе проводят отпуск. Сохранились снимки того времени, находившиеся долгое время в музее оперного театра г.Екатеринбурга. Колоритная внешность Ф.Мухтаровой сразу обращает на себя внимание. Отец её был персом, а мать татаркой. Немыслимое смешение восточных кровей, безусловно, было изюминкой её незаурядного таланта, притягивающего многочисленных зрителей.

Жизнь шла своим чередом. Уже после войны Е.А.Ушакова поступает в Свердловский мединститут на должность ответственного секретаря деканата лечебного факультета. По месту службы характеризовалась как очень ответственный работник. Трудилась там почти до 70 лет. Всю жизнь интересовалась политикой. Увлечение её на протяжении многих лет – разгадывание кроссвордов. До последних дней жизни очень любили слушать радио и читать газеты. И всегда с гордостью говорила: «Я – учительница».

Умерла Е.А.Ушакова 10 октября 1972 года. Похоронена на Широкореченском кладбище в Екатеринбурге. Одинокая, стройная, не сгибающаяся под ветром рябина выросла, никем не посаженная, рядом с её надгробием. Знавшие Елизавету Андреевну люди утверждают, что иногда между человеком и деревом может наблюдаться поразительное, ничем не объяснимое сходство. А у нас совсем нет причин их оспаривать.

Н.Медведева